Карфагенский полководец познакомивший римлян со слонами

Глава XIV — Гражданская война — Кампания в Африке (46 г. до н. э.) | Симпосий Συμπόσιον

в ходе которых римляне сначала разгромили Карфаген и овладели .. как выдающийся римский политик и полководец начала Республики Публий Но когда римляне научились пугать слонов и изучили слабые стороны расширившая кругозор римлян, познакомившая их с греческой. Хотя по старинному обычаю полководец, вернувшийся с войны, обязан был распустить когда римлянам нужно было лишь Карфаген27 разрушить, а теперь гибель .. Югурта не раз использовал слонов в сражениях с римлянами, познакомив с самой красивой девушкой из фамилии нашего господина. Тормозная жидкость прогресса из 11 букв; Карфагенский полководец, познакомивший римлян со слонами из 8 букв; Финансовый крах из 11 букв.

Этот политический курс был продолжен императором Константином Великим — гг. Еще одним новшеством Константина было перенесение столицы государства на греческий Восток, где прочнее держались античные городские традиции, — в древний греческий город Византий, который теперь был переименован в Константинополь г. Все эти меры, направленные на укрепление центральной власти и сохранение единства государства, безусловно, содействовали возрождению силы и престижа Римской империи, но, как оказалось, ненадолго.

Остановить глубинные процессы разложения античного общественного строя, основой которого было изжившее себя рабство, как и поставить преграду нарастающему натиску варваров, было уже невозможно. После Константина империя продержалась еще около полутора веков, но, по существу, это было время все ускоряющейся агонии. К началу V. Но уже четыре года спустя сам Рим вторично подвергся страшному разгрому: К этому времени власть римских императоров на западе стала совершенно призрачной, так что свержение вождем германских наемников Одоакром последнего римского императора Ромула Августула было всего лишь естественным завершением долгой исторической трагедии г.

Иначе сложилась судьба Восточной Римской империи: Пережив полосу внешних и внутренних изменений, это государство, более известное под именем Византии, выработало свой особенный строй жизни, свою цивилизацию, не похожую на классическую древность, но и отличную от современного ей западно-европейского феодализма. История Византии тянется вплоть до середины ХV.

Окидывая взором более чем тысячелетний период римской истории, нельзя не удивляться динамизму и драматичности этой истории, энергии и целеустремленности самого римского народа, чья воля изменила лик античного мира, соединила его народы в одно государственное целое и тем доставила известное основание для будущего развития западно-европейской цивилизации. Пусть историческое движение, направляемое этой волей, в конце концов пресеклось.

Мы видели, что это было неизбежно как ввиду ущербности избранного античностью рабовладельческого способа хозяйствования, так и вследствие обрушившейся извне страшной напасти — великого переселения народов, перед которым не могла устоять даже такая мощная держава, как Римская империя. Тем не менее свершения римлян были велики, и оставленное ими Новой Европе культурное наследие оказалось просто неоценимым.

В самом деле, римляне унаследовали от других древних народов в особенности, конечно, от греков и довели до высочайшего совершенства важнейшее искусство обустройства человеческого общества, придания ему городского основания и государственной формы. Бесценной для последующей европейской жизни оказалась градостроительная практика римлян с их приверженностью к четкой планировке военных лагерей и постоянных поселений, с их вниманием к оборонительным сооружениям, водоснабжению и канализации, надлежащему архитектурному оформлению строений общественного назначения храмов, курий, цирков, амфитеатров, терм и пр.

Основанные римлянами поселения были и остались главными городскими центрами Европы, а проложенные ими дороги, а подчас ивозведенные ими мосты, до сих пор остаются существенными элементами коммуникационной системы европейских стран. Не менее важным было и государственное строительство римлян. Созданные ими четкие государственные структуры, как самоуправляющегося города муниципиятак и территориальной державы, а позднее также имировой империи, стали образцами для последующих политических экспериментов Средневековья и Нового времени.

В особенности велико значение выработанной еще греками и превращенной римлянами в интегральный государственный элемент муниципальной формы, — той самой автономной городской гражданской общины, которая навсегда осталась главной ячейкой западно-европейского а по его образцу и американского общества.

Когда мы задаемся вопросом, каким образом укоренились на европейском Западе те самые традиции гражданского общества, которых так недостает нашей собственной стране — России, мы не должны Древний Рим: Еще одним важным наследием Древнего Рима, тесно связанным с его государственным и гражданским укладом, является досконально разработанное право.

Римляне были самым правотворческим народом древности: Последний, самый обширный, снабженный необходимым учебным вступлением и учеными комментариями, стал важнейшим источником правовых заимствований в странах Западной Европы в средневековое и новое время явление так называемой рецепции римского права.

Весомым был вклад римлян и в других областях духовной культуры. В красноречии они добились успехов не меньших, чем греки. Во всяком случае, их Цицерон в искусстве составления и произнесения судебных и политических речей нисколько не уступал Демосфену, а благодаря своей латыни стал и вовсе несравненным образцом для всех последующих европейских мастеров публичного слова.

Равным образом и в историографии римляне подняли на неслыханную высоту риторизированное, тяготеющее к художественному воспроизведению и одновременно проникнутое морализирующей тенденцией повествование о прошлых событиях Тит Ливий, Тацит. Даже в философии, к которой этот более ориентированный на общественную практику, чем на рефлексию, народ, казалось, не имел никакого призвания, римляне оставили свой след.

Во-первых, они переложили в частности, стараниями того же Цицерона понятия греческой мудрости на более распространенную позднее латынь ср. А во-вторых, они подхватили и развили дальше важнейшие линии греческой философии — весьма популярной эпикурейской в основе своей материалистической и еще более распространенной стоической.

Наконец, великолепны проявления творческого гения римлян в архитектуре и изобразительном искусстве. В архитектуре это не только мону- 14 Древний Рим: В скульптуре это доведенный до совершенства портрет, образцы которого являются украшением современных крупных музеев, в том числе и нашего Эрмитажа.

В живописи — столь же совершенное художественное воспроизведение самых различных видов — пейзажей, мифологических и жанровых сцен, отдельных лиц, натюрмортов, как о том можно судить по замечательным фресковым и мозаичным панно, обнаруженным при раскопках италийских городков Помпей и Геркуланума, погибших при извержении Везувия в 79 г. За этим перечнем конкретных, зримых достижений римской культуры не будем, однако, забывать о еще одном и, может быть, самом главном произведении римско-италийского духа, о латинском языке.

Из древних индо-европейских языков это, бесспорно, наиболее важный. Богатый в фонетическом и словарном отношении, отшлифованный до высочайшей степени древними стилистами — поэтами и риторами, он великолепно подходил для выражения всех оттенков мысли и фигур речи, которыми была так богата латинская литература.

Более того, став благодаря распространению римского владычества общим наречием средиземноморских народов, он в дальнейшем, после распада Римской империи, либо послужил непосредственной основой для формирования новых национальных языков в Западной Европе, таких, в частности, как итальянский, французский, испанский, португальский, либо же оказал большое воздействие на этот процесс, как это было в случае с языками англосаксонской группы.

Вспомним, что первое нормативное руководство по грамматике, синтаксису и стилистике русского языка, созданное М. Что же касается лексических заимствований из латыни, то их число в русском языке необозримо: Наконец — last but not least — следует коснуться еще одного очень важного явления римской жизни, которое равно было и порождением античной культуры, и существенной причиной ее заката, и важнейшим руслом, по которому состоялась передача выработанных классической древностью ценностей новому времени: Возникшее в начале I.

Пафос сострадания, упование на божественного заступника, надежда на возрождение к новой, счастливой жизни — все эти элементы христианского вероучения оказались как нельзя более созвучны настроениям и чаяниям широких слоев римского общества к началу новой эры.

При этом речь должна идти не только о низах, придавленных жестоким гнетом и отчаявшихся обрести счастье в этом мире, но и о всех остальных, кто сознавал бесперспективность ситуации, сложившейся в античном мире, и опасность, которая нависла над этим миром ввиду неизбежного нашествия варваров и гибели цивилизации. Эти настроения, помноженные на энергию христианских проповедников и авторитет рано сложившейся церковной организации, способствовали отторжению большей части общества от языческого государства.

Проповедуя отвращение к мирским ценностям, ставя служение церкви Христовой выше службы языческому государству, на практике нередко отдавая предпочтение монастырю перед армией, христианство немало содействовало ослаблению античного мира перед лицом надвигавшегося варварского нашествия.

Но если христианство в какой-то степени повинно в гибели античного мира, то, с другой стороны, нельзя отрицать того, что ему же во многом античность была обязана своим посмертным существованием. Священные книги христиан воспринятый от иудеев Ветхий завет и составленный творцами христианства Новый заветравно как и проповеди, апологии и трактаты отцов церкви и других раннехристианских писателей, став неотъемлемой частью христианской культуры, содействовали сохранению как самих языков, на которых они были созданы древнееврейский, древнегреческий, латыньтак и проникающих в их ткань элементов античной мифологии, философии и риторики.

Тогда конечности человека сообразили, что желудок также является существенной частью тела. Плебеи поняли притчу и пообещали вернуться в Рим, как только патриции предоставят существенные уступки в правах.

В следующем столетии плебеи еще четырежды уходили из города, когда дело доходило до их притеснения, и каждый раз добивались обретения новых гражданских прав.

Со временем ситуация изменилась. Некоторые плебеи разбогатели, а некоторые патриции, наоборот, обеднели, и им оставалось гордиться лишь своим знатным именем. Разбогатевшие плебеи стали объединяться с теми патрициями, которые все еще имели приличный достаток и политическое влияние.

Патриции вместе с верхушкой плебеев образовали новый социально привилегированный класс — нобилитет, который стал так же стремиться к власти, как и давешние патриции. Однако основная масса плебеев до власти не допускалась и продолжала роптать, в то время как обедневшие старые патрицианские семьи, такие как семья Юлиев, мечтали о лучших днях. Юлий Цезарь родился и рос в Субуре, предместье Рима, находившемся неподалеку от Форума. Субура была бедным районом, главным образом населенным торговцами, проститутками и мигрантами, в число которых входило множество иудеев.

Похоже, что, несмотря на обретенные связи с высокопоставленными людьми, у родителей Цезаря просто не было денег, чтобы поселиться на престижном Палатинском холме. Юлий Цезарь, вероятно, рос в маленьком домике, втиснутом между таверной и мясной лавкой. Как и многие нынешние строения в Риме, дом, в котором жил Цезарь, выходил фасадом во двор, являя улице лишь входную деревянную дверь.

На нижнем этаже подобных домов обычно располагались небольшие торговые помещения, отделенные от остальной части дома. Посетителей, приходивших в дом Цезаря, встречал слуга, который провожал их в жилые помещения дома через vestibulum вестибюльпредназначавшийся для хранения верхней одежды и обуви. Слуга также мыл ноги каждому гостю, ибо римские улицы были грязными да еще и усеянными испражнениями животных.

В центре дома находился открытый атрий, часто с небольшим прудом в центре. Вокруг атрия располагались спальни, кухня и кладовые. Для естественных отправлений пользовались горшками, которые слуги опорожняли в ближайшем отхожем месте. Верхние комнаты дома занимали хозяева. Ходить за покупками далеко было не. Все, начиная со свежеиспеченного хлеба и колбасы и заканчивая экзотической парфюмерией из Аравии, можно было купить рядом с домом.

Юлий Цезарь, должно быть, жил окруженный всевозможными запахами и разноязычной речью. Кроме латыни в Субуре можно было услышать греческую, арамийскую, галльскую и коптскую речь и еще множество всяких наречий, на которых изъяснялась разношерстная публика.

Важной частью жизни Юлия Цезаря являлась религия, но тогдашнее поклонение божествам значительно отличалось от нынешнего отправления религиозных обрядов. Римляне почитали numina духовобитавших в полях и домах, но их божественная природа им была не ясна. Кроме того, по верованиям римлян, существовали домашние божества penates пенаты и lares ларыохранявшие домашний очаг и семью. Божества эти были благожелательными, но могли причинить и вред, если их сердили или забывали о.

В каждом римском доме имелся ларарий, стоявший в нише особый шкаф, считавшийся местом почитания лар, пенатов и других богов, охранявших дом и семью. В ларарии для этих богов оставляли еду со стола семьи. Римские домашние божества успешно сосуществовали с персонифицированными богами: Вестой, богиней домашнего очага, Янусом, богом дверей, Юпитером, богом дождя, и Марсом, божеством плодородия. В отличие от нынешних верующих, римляне не придерживались определенных символов веры и вероучения — имело значение лишь личное отношение к божествам.

Милость богов можно было снискать принесением им в жертву какого-либо животного и получить взамен должное воздаяние. Такое соприкосновение с божествами имело деловую основу, не окрашенную эмоциями.

Обращаясь к богу, римлянин говорил: К другим верованиям, пришедшим в римские земли, местные жители относились с неодобрением. Римская государственная религия произошла из отправлений домашних религиозных обрядов. Возведенные в Риме храмы, перенявшие архитектуру этрусков и греков, представляли собою по существу большие домашние места поклонения.

Римский государственный культ позаимствовал домашних семенных духов и превратил их в богов, изменив или расширив их полномочия. Марс из бога плодородия превратился в бога войны, Янус стал божеством городских ворот, Юпитер превратился в верховного бога. На Форуме воздвигли храм Весты, ставшей богиней очага римской общины. Появились специальные религиозные должности, такие как авгуры и фламины.

Авгуры римские жрецы улавливали поданные божеством знаки и их толковали. Фламины были жрецами определенного бога. Среди них выделялись flamen dialis фламин Юпитера flamen martialis фламин Марса и flamen quirinalis фламин Квирина; впоследствии под именем Квирина почитался вошедший в число богов основатель Рима Ромул. Высшие религиозные должности занимали только представители знати. Правда, всем фламинам запрещалось заниматься политикой.

Центральное место в римском государственном культе занимали pontifices понтификикоторые давали свое заключение относительно всех сакральных деяний и предприятий, чтобы обеспечить согласие с божествами, и тем самым могли в отличие от авгуров и фламинов осуществлять свое влияние на политику. Юлий Цезарь при своем возвышении занимал должность фламина Юпитера, а затем стал верховным понтификом. Жрецами Весты были девственные весталки, отбиравшиеся из знатных семейств, которые в течение тридцати лет должны были исполнять жреческие обязанности: В храме Весты предметов поклонения было мало, отсутствовала даже статуя этой богини, но зато — что выглядит достаточно странным — имелось изображение возбужденного фаллоса.

Весталки пользовались исключительными почестями и привилегиями, ибо блюли строгий обет целомудрия, но они не были изолированы от римского общества и даже принимали участие в вечеринках. Однако если они теряли обязательную для них девственность, их зарывали живыми в землю. По истечении службы в храме весталки могли выйти замуж, но пользовались этим правом немногие. Отец Цезаря дома бывал нечасто, и потому образованием и воспитанием сына занималась Аврелия, на время откладывая хозяйственные дела, надзор за слугами и перебранки с соседями.

Жизнь римской женщины не ограничивалась условностями, как жизнь гречанки. В Афинах во времена Платона жизнь, как молодой девушки, так и замужней женщины, протекала почти исключительно дома.

Гречанки не имели практического доступа к образованию и общественной жизни. В Риме женщины занимали более уважаемое и свободное положение. На римских улицах неизменно сновали женщины, отправившиеся за покупками или в гости. Женщины посещали театры, спортивные состязания и даже суды. Бедные римлянки трудились вместе со своими мужьями на фермах и в лавках, но и зажиточные женщины не вели праздную жизнь.

Они были хорошо образованы, их участие в общественной жизни было обычным явлением, с мужьями они вели себя раскрепощенно, свободно, смело высказывая собственные суждения. В Греции практиковались сампосии — пирушки, в которых участвовали только мужчины; в Риме женщины садились за стол вместе с мужчинами и принимали участие в разговоре. Девушки обычно выходили замуж, когда им было около двадцати, за мужчин старше. Церемония бракосочетания была простой и веселой. Жених, придя в дом невесты, брал ее за правую руку и произносил обет верности.

Затем приносилась в жертву свинья, после чего гости кричали: Брачный обряд считался полностью завершенным, когда муж переносил жену через порог их нового дома, чтобы предотвратить разлады в семейной жизни.

Однако и в позднереспубликанские времена, похоже, не все мужчины отваживались на подобную ношу. В году Метелл Македонский, выступая в сенате и обращаясь к неженатым мужчинам, произнес такие слова: Если бы мы могли жить без жены, то, конечно, были бы избавлены от неприятностей и стеснений. Однако природой предрешено, что хотя с женщинами жить нелегко, обойтись без них невозможно.

Поэтому в вопросах семьи и брака мы должны исходить из наших долгосрочных потребностей, а не жить в безмятежности сегодняшним днем. Основной целью женитьбы являлось продолжение рода, и большинство римлян в конечном счете обременяли себя семейными узами. Однако можно предположить, что многие римляне были счастливы в браке. Об этом свидетельствуют установленные на кладбищах памятники умершим женам с надписями, исполненными подлинной скорби безутешных мужей.

И все же разводы и повторные браки по финансовым и политическим соображениям были не редкостью. А вот родители Цезаря оставались друг с другом до кончины отца. Когда Цезарю было несколько дней, он был официально принят в семью, что засвидетельствовал совершенный lustratio религиозный обряд очищения.

Согласно принятому в Риме закону, отец мог отказаться от любого младенца с физическим недостатком, но был обязан принять в семью всех родившихся мальчиков если они здоровы и, по меньшей мере, одну новорожденную девочку. Больные и внебрачные дети нередко обрекались на смерть. Однако это не значит, что римляне не любили детей. В те времена детская смертность была большой, и многие римские семьи стремились завести как можно больше детей также за счет приемышей, оставшихся без родителей.

Семья Аврелии, растившей сына и двух дочерей, по римским меркам считалась маленькой. Юлий Цезарь рос в окружении женщин, которые присматривали за. В Риме бытовали телесные наказания, но детям было чем утешить. Младенцы тешились погремушками, в том числе зверьками из дерева, набитыми камушками.

Сестры Цезаря играли в тряпичные куклы, располагавшиеся в кукольных домиках, обставленных мебелью им под стать. В распоряжении Цезаря были чучела различных животных, мечи, обручи, качели, настольные игры. Образование в Риме было сугубо частным и не имело четкой организационной структуры. Римские дети посещали частную школу или занимались дома с учителем. Во времена Юлия Цезаря система среднего образования представляла собою в целом копию эллинистической системы, но не являлась государственным институтом.

В семь лет дети начинали заниматься с ludi magister школьным учителемкоторый обучал их греческой и латинской грамматике, арифметике и письму. Учителями часто являлись образованные вольноотпущенники, державшие частную школу. Такая школа, вероятно, имелась и в Субуре, но Цезарь и его сестры занимались с домашним учителем. Дети, не имевшие такую возможность, вставали с восходом солнца и шли заниматься в школу.

Бумаги в те времена еще не было, а папирус был дорог, поэтому дети писали на деревянных табличках, скрепленных в виде тетради. Эти таблички были покрыты слоем воска, что позволяло наносить на них буквы стилем, другой конец которого был сплющен и служил для стирания написанного. На уроке учитель поддерживал дисциплину розгами. В двенадцатилетнем возрасте, на средней ступени образования дети начинали изучать литературу, в особенности поэзию.

За средней ступенью когда детям исполнялось пятнадцать-шестнадцать лет следовало высшее образование, заключавшееся прежде всего в изучении риторики. Искусство красноречия при отсутствии в те времена иных средств массовой коммуникации имело большое значение, являясь наиболее действенным способом добиться авторитета и политического успеха. Учащиеся изучали речи известных ораторов, а затем составляли свои, посвященные реальным или вымышленным событиям.

В искусстве риторики особенное значение придавалось произнесению речи, ее структуре, стилистической форме, использованию свидетельских показаний. Речь следовало произнести наизусть, не пользуясь записями.

Учащимся часто предлагалось произнести речь, посвященную историческому событию, — к примеру, речь Ганнибала, адресованную солдатам, собиравшимся перейти через Альпы. Составлялись речи и на житейские темы. Например, до учащихся доводилась такая история: Одна девица хотела, чтобы суд обязал этого человека жениться на ней, а другая требовала предать его смерти. Учащимся предлагалось произнести речь перед судьями.

Цезарь изучал те же науки, но только дома. Он был известным авторитетом в латыни и греческом языке. Цезарь заучивал наизусть множество текстов, включая законы Двенадцати таблиц, ставшие основой римского права. В юности Цезарь и сам занимался писательством. До нас дошли стихотворные строки Цезаря, в которых он сравнивает римского комедиографа Теренция со знаменитым греческим писателем Менандром. Стихи эти несовершенны, возможно, они были написаны Цезарем в качестве школьного упражнения, но они говорят о том, что Цезарь проявлял интерес к поэзии и сохранил его на всю свою жизнь.

Также и ты, о полу-Менандр, стоишь по заслугам Выше всех остальных, любитель чистейшего слога. Если бы к нежным твоим стихам прибавилась сила, Чтобы полны они были таким же комическим духом, Как и у греков, и ты не терялся бы, с ними равняясь!

Этого ты и лишен, и об этом я плачу, Теренций. Составной частью образования в Риме также являлось физическое воспитание юношей, но оно отличалось от греческой системы занятия спортом. Греческие юноши занимались спортом в гимнасиях, где упражнялись в обнаженном виде.

Физическое воспитание римских юношей напоминало начальную военную подготовку. Их учили обращаться с оружием, верховой езде, плаванию умение плавать спасло жизнь Юлию Цезарю во время его похода в Египет. Цезарь был прекрасным наездником: Детство Цезаря проходило в смутное время. Автономные италийские племена, в течение многих лет представлявшие римлянам вспомогательные войска но мало что взамен получавшиеначали выражать открытое недовольство, грозя уничтожить римскую власть.

Некоторые римские политики, оценив неожиданную опасность, попытались пойти италийским племенам на уступки, чтобы предотвратить гражданскую войну. В 91 году когда Цезарю было девять Марк Ливий Друз, чей отец был главным противником каких-либо реформ, неожиданно предложил предоставить италийцам гражданские права.

Однако сенат большинством голосов отклонил это непристойное предложение, а самого Друза вскоре убили. Смерть Друза переполнила чашу терпения италийцев, стремившихся к достойному положению в обществе. Марсы подняли восстание в центральной части Апеннинского полуострова, самниты — в горах на юге.

Разгоревшееся противостояние можно сравнить с Гражданской войной в Америке. Как все гражданские войны, борьба Рима с италийскими племенами носила жестокий, бесчеловечный характер. Однако италийцы на юге в составе 10 человек были хорошо обученными солдатами, которых возглавляли искусные полководцы. Сенат поначалу отнесся с пренебрежением к военному выступлению малокультурных и неотесанных самнитов и марсов, но италийцы неожиданно добились крупных успехов, захватив Помпеи и несколько других городов на побережье Неаполитанского залива.

Сенат пренебрег услугами дяди Цезаря Мария, который десятилетием раньше спас Италию от набега германцев, и назначил командовать римскими силами на южном театре военных действий Суллу, бывшего легата Мария. Однако положение римлян все ухудшалось, и в 89 году сенат принял закон о предоставлении гражданства тем италийцам, которые сложат оружие. Но италийцы быстро сообразили, что новую избирательную систему, предусмотренную законом, сведут на нет недобросовестные политики, а потому закон вызвал скорее враждебность, чем одобрение.

В конце концов римский полководец Помпей Страбон отец Помпея, будущего союзника, а затем и противника Цезаря нанес поражение италийцам в Центральной Италии, а затем дошел со своими войсками до Адриатики, совершив переход, сравнимый с будущим маршем Шермана к морю.

Наконец Сулла в 88 году путем карательных мер сломил сопротивление италийцев. После установления мира италийцы разошлись по домам, а через несколько лет им были предоставлены права римских граждан. Итальянская Союзническая война стала одной из наиболее разорительных в римской истории. После окончания Итальянской войны сенат назначил Суллу командующим войсками в войне против понтийского царя Митридата VI, угрожавшего римскому владычеству на Востоке.

Воспользовавшись хаосом, вызванным Итальянской войной, Митридат вторгся в римскую провинцию Азия и устроил резню, истребив 80 италийцев и римлян. Местные жители, обремененные большими налогами, которые с них взимал Рим, не стали горевать по погибшим.

Митридат быстро дошел до Греции, провозгласив себя освободителем и защитником эллинистического мира от жестокого Рима. В это время, когда Рим нуждался в единстве, народный трибун Сульпиций Руф, пренебрегая этой необходимостью, использовал своих громил на Форуме и вынудил сенат заменить Суллу на Мария.

Однако Сулла не захотел попасть под власть своего прежнего командира. Поспешив в лагерь к своим бывшим солдатам, стоявшим лагерем поблизости от Неаполя, он повел их на Рим и одержал победу над марианцами. Впервые в римской истории римский полководец захватил Рим. Потерпев поражение, Марий бежал в Африку как изгнанник, а Сулла, вернув себе свои полномочия, отправился на войну с Митридатом.

Однако, захватив Рим, Сулла создал опасный прецедент. После его отъезда в войска консул Корнелий Цинна, один из лидеров популяров, отказался признать его верховенство. Изгнанный Суллой, он собрал войско из недовольных, включая Мария и его сторонников, и двинул его на Рим. Сенат обратился за помощью к Помпею Страбону, но Помпей проявил нерешительность и вскоре скончался.

В 87 году Рим сдался войскам Цинны и Мария, надеясь на лучшее. Однако дядя Цезаря Марий жестоко расправился с оптиматами, своими политическими противниками. Сенаторов ловили как уголовных преступников, хладнокровно их убивали, а их головы водружали на Форуме на шесты. Подобной резни в Риме еще не было. При виде разбросанных по улицам и попираемых ногами обезглавленных трупов никто уже не испытывал жалости, но лишь страх и трепет… [Марианцы] убивали хозяев в их домах, бесчестили детей и насиловали жен.

Жестокость Мария привела в негодование даже Цинну, и он приказал подчиненным ему войскам обуздать марианцев. В начале 86 года семидесятилетний Марий скончался. После его кончины Цинна стал фактически единовластным римским правителем. Он пользовался поддержкой городского плебса и всаднического сословия. Цинна укрепил пошатнувшуюся финансовую систему и стабилизировал экономику.

В Риме наступило мирное время, но каждый хорошо знал, что вскоре вернется Сулла, приведя с собой победоносную армию. Придя к власти, Цинна и Марий занялись чисткой должностных лиц. Одной из жертв этой кампании стал Корнелий Мерула, фламин Юпитера. Освободившуюся должность мог занять лишь человек знатного рода, из патрицианской семьи. Должность эта, хотя и была почетной, но, наряду с привилегиями, ей сопутствовали условности и тягостные запреты, уходившие корнями в глубину римской истории.

Фламин Юпитера занимал эту должность пожизненно и не мог уехать из Рима более чем на несколько дней. Он освобождался от клятв, ему разрешалось бывать в сенате, но ему запрещалось ездить на лошади. Кроме того, он был обязан носить остроконечный колпак и не иметь ни одного узла на одежде.

Его женой могла быть только патрицианка, также обремененная определенными обязанностями, запретами и условностями. Брак этот расторгнуть было. Однако одно дело отстранить от должности неугодного человека и вовсе другое — найти ему стоящую замену. Не каждый согласится отречься от мирской жизни да еще опутать себя обременительными запретами.

И тут Цинна вспомнил о Цезаре, племяннике Мария. Цезарь происходил из знатного рода и был еще юн, чтобы воспротивиться предложению. Как Цезарь воспринял сделанное ему предложение, неизвестно, но, по всей вероятности, оно его не прельстило, ибо разрушало его мечты о политической и военной карьере. Семья Цезаря к тому времени подыскала ему невесту из богатой семьи. Однако Коссуция — так звали эту девицу — не являлась патрицианкой и потому не могла стать женой фламина Юпитера.

Тогда Цезарь расторг помолвку с Коссуцией и, уже назначенный на высокую должность, женился на Корнелии, дочери Цинны. Говорят, что он женился на ней по любви, но родство с Цинной связало его с популярами, что могло обернуться смертельной опасностью после возвращения Суллы в случае его победы на Цинной. Перед тем как Цезарь женился и стал фламином, он официально вступил во взрослую жизнь, получив права гражданина, что сопроводилось облачением в toga virilis тогу, которую носили юноши с 16 лет.

В этом году умер его отец, и Цезарь стал главой дома. В 87 году Сулла вторгся со своим войском в Грецию и год спустя взял Афины. Затем он направился в Македонию, после чего, переправившись через Босфор, вступил в Малую Азию. Митридат вскоре уразумел, что следует смириться с потерями, и заключил с Суллой мир, подписанный в местечке близ Трои. Митридат согласился больше не притязать на римские территории, передать свой флот Сулле и выплатить солидную контрибуцию.

Впоследствии Рим признал права Митридата на Понтийское царство, которое стало его союзником. Сулла мог бы окончательно разгромить войска Митридата и захватить его земли, но при этом и его собственные войска понесли бы значительные потери. Сулле же нужны были люди, чтобы, вернувшись в Рим, свергнуть Цинну. Поэтому он и заключил мир с Митридатом, после чего повернул войско на запад. Организовать сопротивление Сулле Цинне не довелось. При подготовке к выступлению против возвращавшегося из Азии Суллы Цинна был убит солдатами, отказавшимися за ним следовать.

В 83 году Сулла беспрепятственно высадился в Брундизии. К Сулле тут же присоединились патриции, сумевшие при Марии уцелеть или просто лишившиеся государственных должностей. Среди них оказались Марк Лициний Красс, чьи старший брат и отец стали жертвами Мария, а также Помпей, сын Помпея Страбона, который привел с собой три легиона. Семнадцатилетний Цезарь в то время, конечно, даже думать не мог, что эти двое, Красс и Помпей, будут вместе с ним управлять Римом.

Сулла беспрепятственно прошел через всю Кампанию, затем разбил одно из двух войск, выступивших против него, а второе просто переманил посулами на свою сторону. Сыну Мария удалось собрать еще одно войско, но оно было окружено у Пренесте, городка вблизи Рима. Популяры поняли, что их дело проиграно, и бежали из Рима, но перед этим устроили в городе очередную резню.

Сулла взял Рим во второй раз и вскоре разбил остатки сил марианцев в Италии и Испании, после чего по существу стал полновластным правителем Рима. Резня, которую Сулла устроил в Риме, превзошла по своим масштабам даже расправу Мария со своими политическими противниками. Сулла придумал систему истребления неугодных. В Форуме вывесили списки людей, подлежащих уничтожению, при этом, согласно системе Суллы, всякому исполнителю гарантировалось большое вознаграждение за каждого убиенного, а земли и имущество этого злосчастного человека переходили в собственность государства.

Таким образом Сулла не только расправился со своими врагами, но и пополнил государственную казну. Жертвами небывалого произвола стали тысячи человек, причем погибли не только политические противники Суллы, но и просто богатые люди, далекие от политики. Сулла также издал закон, согласно которому детям попавших в злополучные списки людей запрещалось заниматься общественной деятельностью.

Кроме Рима Сулла захватил италийские земли своих врагов и раздал их своим соратникам и верным солдатам.

Д.И. Иловайский. Древняя история

Чтобы покончить со всеми установлениями популяров и преодолеть государственный кризис в духе идей оптиматов, Сулла провозгласил себя диктатором. Он вновь передал суды в руки сенаторов, ограничил полномочия народных трибунов и тем самым лишил главной опоры плебеев и популяров. Кроме того, он наделил Северную Италию статусом римской провинции, что позволило разместить там войска на постоянной основе. Впрочем, он, вероятно, не сокрушался по этому поводу, но понимал в то же время, что его жизни угрожает нешуточная опасность: Однако Сулла поначалу отнесся к нему более или менее снисходительно.

Он только повелел Цезарю развестись с Корнелией, дочерью Цинны. Подобное повеление Сулла отдал и своим сторонникам включая Помпеяжены которых состояли в родстве с его политическими противниками. Все подчинились, за исключением Цезаря, который заявил о своем отказе повиноваться, глядя Сулле в. Трудно сказать, что двигало Цезарем: Цезаря тут же включили в список обреченных на смерть. Цезарь был храбр, но не глуп. Он спешно покинул Рим и отправился в горы на юг Италии. Там он скрывался и, несмотря на мучившую его лихорадку, менял почти каждую ночь убежище, чтобы не попасть в руки приспешников Суллы.

Однажды ночью Цезаря все-таки выследили, и он был вынужден откупиться деньгами, отдав последнее. К счастью, у него в Риме были влиятельные друзья и защитники, и он добился помилования с помощью девственных весталок, своего кузена Аврелия Котты и сторонника Суллы Мамерка Лепида.

Они постоянно просили Суллу помиловать Цезаря и разрешить ему возвратиться в Рим. Возможно, прельщенный тем, что Цезарь не побоялся его ослушаться, Сулла в конце концов сдался, но произнес пророческие слова: Ваша победа, получайте его! Сципион с армией находился в Утике; ощущая опасность своего положения, он отступил на юг, чтобы отдалиться от.

Свободный город Лептис открыл ему свои ворота; он захватил остров Церейна, который снабжал его зерном: Все его транспорты находились в опасности быть захваченными многочисленным флотом противника; с горсткой людей он противостоял замыслам Сципиона. В этой критической ситуации он решился на отчаянный шаг, но соответствующий его положению дел: Он провел всю ночь на борту; но на рассвете, когда он отдал приказ поднять якоря, появилась часть транспорта, о которой он больше всего волновался.

Тогда он высадился и с 30 когортами отправился в лагерь под Руспиной, чтобы запастись провизией; но он столкнулся с Лабиеном, который напал на него со значительными силами: День был жарким и отчаянным; Цезарь был окружен конницей врага; но он прорвал центр Лабиена, что дало ему возможность соединиться с лагерем, хотя и под преследованием нумидийцев и не без серьезных опасностей. Как только Сципион услышал о прибытии Цезаря в Руспину, он собрал свою армию в Утике; он последовал за Лабиеном, присоединился к нему через несколько дней после боя и стал лагерем со всей своей армией возле Гадрумета.

Карфагенский полководец, познакомивший римлян со слонами. Кто такой?

Цезарь оказался блокирован в своем лагере, его фуражиры не могли выходить. Всадники кормили лошадей морскими водорослями, предварительно вымочив их в пресной воде. Следовало опасаться, что Сципион отрежет его от моря; лагерь находился на возвышении.

Цезарь прикрыл свои коммуникации окопами; он высадил флотские экипажи, заставив их служить лучниками и обслугой машин, защищающих окопы, над которыми он трудился с величайшей энергией. Сципион, гордый своим сильным превосходством, каждый день предлагал ему битву.

Гетулы, многочисленные в армии Сципиона и сохранившие чувство живейшей благодарности к Марию, были расположены к Цезарю, его родственнику и главе народной партии; они часто дезертировали и переходили к Цезарю. Такое мощное подкрепление изменило. Через несколько дней после получения подкрепления Цезарь покинул лагерь и пошел по берегу моря на юг, пересек равнину в 15 миль и стал лагерем недалеко от Сципиона, который занимал холмы; его кавалерия вступала в стычки с кавалерий Лабиена и брала верх.

Сципион, со дня на день ожидая прибытия Юбы, отказался от битвы и заперся в лагере; он доставлял продовольствие и воду из города Узита. Цезарь приблизился к этому городу с помощью окопов, которые он подвел к крепостным стенам.

Однако царь Юба прибыл с тремя легионами, большим количество необузданной [3] кавалерии и регулярной. На следующий день Сципион вышел из лагеря, расставив по рядам армии 60 слонов. Увидев, что Цезарь по окопам приближается к городу Узита, Лабиен поставил засаду в долине, которую нужно было пересечь, чтобы добраться до холма, который хотел занять Цезарь.

Произошло оживленное сражение из которого Цезарь вышел победителем. Воды было очень мало и, приближая свои окопы к Узите, Цезарь имел то преимущество, что мог с большой пользой пользоваться несколькими колодцами. Это не помещало Сципиону предложить битву.

Обе армии вышли из своих лагерей. Левый фланг Сципиона упирался в город Узита, гарнизон которого он укрепил, чтобы беспокоить правый фланг противника. Армия Цезаря состояла из десяти легионов. Две армии простояли на расстоянии туазов друг от друга, так не сойдясь для удара. Наконец Вар вышел из Утики во главе судов для перехвата транспортов из Сицилии и Италии.

Как только Цезарь узнал об этом, он ушел в лагерь, который находился в двух лье от Лептиса, поднялся на суда, присоединил большую часть своего флота, погнался за Варом и вынудил его искать убежища в Гадрумете; он захватил несколько галер и обезопасил свои перевозки. Поскольку поставки были затруднены, чтобы добыть дополнительное пропитание Цезарь послал два легиона с кавалерией, которые за ночь прошли десять миль, нашли ямы с зерном и доставили его лагерь; но этих средств было недостаточно.

Он снялся с лагеря возле Узиты и в третьем часу ночи отправился к горе Агар; Сципион последовал за ним и стал тремя лагерями в двух лье от Цезаря, который испытывал большую нужду в зерне: Ему удалось захватить город; но по возвращению он был атакован и с большим трудом уже поздней ночью пробился в свой лагерь. Лабиен принял нумидийский способ войны; его кавалерия была более многочисленной, его солдаты легко вооружены, его стрелки — храбры и умелы; они забрасывали легионеров стрелами.

Когда последние, потеряв терпение, стремительно атаковали, те отступали, разбегались, и возвращались как только легионеры возвращались в свои ряды. Кавалерия Цезаря не осмеливалась выходить против врага, который окружал ее большим количеством стрелков, убивавших лошадей. Этот способ ведения войны доставлял беспокойство: У Сципиона и Юбы кроме того было много слонов, которые оказали сильное воздействие на моральный дух солдат.

Цезарь доставил слонов из Италии и приучил свою армию к виду этих чудовищных животных, познакомив солдат с их уязвимыми местами. Солдаты сравнивали текущую войну с войной в Галлии, где они имели дело с храбрым, но прямодушным врагом; здесь, напротив, им всегда грозило нападение из засады.

Он отошел от своего лагеря на восемь лье, чтобы предложить битву Сципиону, который от нее отказался. Тапс был городом, имеющим важное значение для Сципиона; он решил рискнуть всем, чтобы ему помочь.